Лапченко, Григорий Игнатьевич — Википедия. Что такое Лапченко, Григорий Игнатьевич
Wiki.sc

Лапченко, Григорий Игнатьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Григорий Игнатьевич Лапченко
Виттория и Григорий Лапченко. Фото из семейного альбома. Архив ГРМ
Виттория и Григорий Лапченко.
Фото из семейного альбома. Архив ГРМ
Дата рождения 25 января (6 февраля) 1801(1801-02-06)
Место рождения село Валява, Черкасский уезд
Дата смерти 28 марта (9 апреля) 1876(1876-04-09) (75 лет)
Место смерти Санкт-Петербург
Подданство Flag of Russia.svg Российская империя
Учёба Императорская Академия художеств
Стиль академизм
Покровители М. С. Воронцов
Награды Вторая серебряная медаль Академии (1826),
Золотая медаль первой степени (1830)
Звания Академик живописи (1842)
Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Григо́рий Игна́тьевич Ла́пченко (также Лабченко или Лапа[1], 1801—1876) — русский художник, исторический живописец, портретист, академик Императорской Академии художеств (1842). Был женат на итальянской натурщице Виттории Кальдони, которую перевёз в Россию. В середине жизни ослеп, в силу ряда исторических перипетий его живописное наследие в значительной степени утрачено. По мнению М. М. Раковой, в стилевом отношении живопись Лапченко демонстрировала соединение классицистского канона с натуралистическими тенденциями, что было характерно как для академического искусства 1840-х годов, так и «ортодоксальной линии романтизма»[2].

Ранняя биография

О жизни и творчестве Г. Лапченко существуют только разрозненные сведения, в основном, содержащиеся в переписке А. А. Иванова и в справочнике Академии художеств. Около столетия в искусствоведческой литературе господствовала версия, что он был крепостным графа М. С. Воронцова. Однако в XX веке была обнаружена его собственноручная автобиография (анкета 1869 года для готовящегося справочника Академии), из которой следовало, что Григорий Лапченко — сын казака Игнатия Васильевича Лапы и Ирины Ивановны Петренко (или Петрученко)[3], отец служил также церковным старостой в родном селе Валява (Черкасский уезд). По мнению итальянской исследовательницы Риты Джулиани (Университет Ла-Сапиенца), одно не исключало другого — семья казаков могла оказаться закрепощена в царствование Екатерины II. Крепостным он был назван и в справочнике Академии художеств 1879 года[4].

С 11-летнего возраста он учился в Корсуни у художника-дилетанта помещика С. Преволоцкого[uk], а затем в Белой Церкви у Я. Никитина — бывшего художника князя Потёмкина-Таврического[1]. Талант живописца был замечен графом М. С. Воронцовым, и благодаря его ходатайству и на его средства в 1822—1829 годах Лапченко обучался в Императорской Академии художеств по классу А. И. Иванова. Мастерская его располагалась в доме Воронцова, за отсутствием у Иванова «удобного места для занятий»[1]. В 1825 году за рисунки с натуры удостоен серебряной медали второго достоинства. В 1829 году представил Совету Академии программу «Киевлянин, дающий Претичу весть о печенегах». Она была награждена Большой золотой медалью, предоставленной Обществом поощрения художников, что по Р. Джулиани, подтверждало крепостной статус Лапченко, который обучался в Академии в звании «постороннего ученика». О местонахождении своей программной работы Григорий Игнатьевич ничего не знал уже в 1869 году. Вместе с А. А. Ивановым он отправился в Рим (половинным пенсионером М. Воронцова и Общества поощрения художников), исполнять копии с произведений итальянских художников[5]. К этому времени относились некоторые его работы, хранившиеся в Одессе в бывшем дворце Воронцовых, по крайней мере, до 1941 года[6]. Среди работ, выполненных по заказу Воронцова, упоминались «Силоамская купель» и «Филомена, вышивающая в тюрьме»[3]. Он также писал портреты, сохранилось выполненное им изображение историка И. К. Кайданова, местоположение упоминаемого художником портрета статского советника [П. Е.] Зверева неизвестно[7].

Живопись Г. Лапченко разных лет
Филомена в тюрьме, вышивающая на полотне случившееся с нею происшествие. До 1941 года находилась в Алупкинском дворцово-парковом музее-заповеднике[9]  
Мужской портрет (граф Дмитрий Петрович Бутурлин?). Холст, масло. 68 × 57 см. Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник[10]  

Рим. «Сусанна»

Сусанна, застигнутая старцами. Холст, масло. 200 × 149 см. Государственный Русский музей, 1831

В Риме Иванов и Лапченко сняли соседние студии на виа Систине[it] на холме Пинчио, где селились художники-иностранцы[11]. Русские художники тесно общались, обсуждали планы и советовались о работе; когда Иванов тяжело заболел, Лапченко писал под диктовку и помогал поддерживать связь с родными[12]. В том же 1831 году они отправились в Альбано, где сняли комнату в доме семейства Кальдони, чья старшая дочь — Виттория — была знаменитой натурщицей. Иванов и Лапченко быстро нашли общий язык с Кальдони; по словам Р. Джулиани, они вели себя «проще и более по-свойски, чем немцы». Когда именно произошло знакомство, точно не известно; во всяком случае, в письмах Иванова сёстрам лета 1831 года Виттория упоминается не единожды, но явно в контексте, что раньше о ней уже рассказывалось[13].

После летних штудий 1831 года в Альбано Иванов уехал в путешествие по Италии, а Лапченко остался. Он задумал картину на традиционный академический сюжет «Сусанна, застигнутая старцами», бывший чрезвычайно популярным в русской культуре[14]. 26-летняя Виттория Кальдони впервые в своей жизни согласилась позировать для Лапченко обнажённой, и уже 10 октября 1831 года Григорий Игнатьевич сообщал в отчёте Академии художеств, что закончил картину. Полотно было перевезено в Петербург и экспонировано на большой выставке Академии, открывшейся в октябре 1833 года. Композиция строго следовала академическому канону, поэтому тело было исполнено «скульптурно», причём художник позволил себе определённый эротизм, допустимый в тогдашнем русском искусстве. В то же время поза была несколько неестественной, суховато написанной, а растения за спиной натурщицы «казались выкованными из металла»[15]. Петербургскому учителю Лапченко — академику Иванову — картина не понравилась. Сыну он писал, что Лапченко представил публике не библейскую Сусанну, а «какую-то натурщицу, поставленную им в позицию, чтоб прельщать зрителя»[16]. Согласно Н. А. Яковлевой — это характерная тенденция академической живописи того времени: стиралась грань между изображениями библейских и античных мифологических персонажей — их различие существовало лишь в названии и компоновке композиции, обусловленной сюжетом[17].

Иванов, осудив композицию «Сусанны» с моральной точки зрения, отметил удачные художественные находки, прежде всего — контраст затенённой части полотна, белой рубашки и переходных между ними тонов обнажённого тела; Сусанна получилась объёмной, как бы выходящей за пределы картины[18]. М. Ракова отмечала, что надуманность позы модели и подчёркнутая пластичность создают впечатление, что тело выточено из отполированного дерева, а «брюлловские» рефлексы сделаны до того тщательно, что выглядят мертвенными[19]. Напротив, Н. А. Яковлева высоко оценивала единственное законченное (по её мнению) произведение Лапченко, и отмечает тесную связь замысла полотна с чувствами художника, который он испытывал к своей модели. Это и определило то, что он заботился лишь о наиболее выгодной позе, ничуть не задумываясь о сюжете[20]. Император Николай I, посетивший выставку, приказал перевесить картину в другой зал, чтобы не создавать ажиотаж у публики[21].

Утро. Холст, масло. 98 × 65 см. Харьковский художественный музей, 1830-е годы (?)

В письмах Иванова от 1833 года упоминается, что Лапченко написал отдельный портрет Виттории[22]. Существует предположение, что он сохранился. Композиция небольшой (20 x 14 см) картины маслом, приписываемой художнику, напоминает «Утро» К. Брюллова, присутствуют и технические решения, например, металлический оттенок красок, присущие именно Лапченко[23]. В анкете, заполненной Лапченко, не упоминается картина «Утро», на которой, однако, стоит его подпись. Р. Джулиани утверждала, что гораздо более уместным было бы название «Утренний туалет»: на полотне изображена полуобнажённая девушка средиземноморского типа с тазом для умывания; при этом модель не похожа на Витторию Кальдони. Форма купола и креста, помещённых в композицию, указывает на Италию. Исходя из этого, Р. Джулиани относила картину к 1831 году. Это, несомненно, не тот портрет, что упоминался в переписке с Ивановым[22].

Весной 1834 года Иванов сообщил Лапченко, что сам собирается писать Витторию в образе Богоматери Всех Скорбящих. В том же письме впервые встречаются упоминания о том, что отношения модели В. Кальдони и художника Г. Лапченко явно переросли в нечто большее. Иванов писал: «Если бы ты мне решительно объявил, что она твоя суженая, то тогда бы я столь же глубокое уважение к ней имел, как и к тебе»[24]. Отношения В. Кальдони и Г. Лапченко вызвали своего рода ажиотаж в римской художественной среде — до того модель не отвечала на чувства художников. Беспокоился и А. Иванов, которому казалось, что друг окончательно отойдёт от работы[25].

К тому времени относится начало болезни Г. Лапченко, по-видимому, это была дистрофия сетчатки. Зрение сильно ослабело, что сказалось на качестве живописной работы, которую он не бросал ни при каких обстоятельствах. Чтобы помочь другу, Иванов отвёз его к специалисту в Неаполь, из-за этого сильно затянулась работа над картиной «Портрет римской крестьянки» («Женщина с хлебной корзиной»), по-видимому, также изображавшей Витторию. В конце концов незаконченная картина была представлена цесаревичу Александру Николаевичу во время его визита в Рим в 1839 году. Хотя картина была куплена «по щедрой цене», никаких следов её не обнаружено[26]. Среди прочих римских работ сам Лапченко упоминал заказы русской миссии в Риме, князя Гагарина и даже русского посольства в Лондоне[27].

Браки между итальянскими натурщицами и иностранными художниками (в том числе русскими) в тот период не были редкостью, но обязательно предполагали смену конфессии. Орест Кипренский, чтобы жениться на Анне-Марии Фалькуччи, был вынужден перейти в католичество, поскольку браки православных и католиков в Папском государстве были запрещены. Таким же образом перешёл в католицизм крепостной художник графа Демидова Дмитриев, за что хозяин лишил его содержания[28]. Вопрос о перемене вероисповедания супругов Лапченко остаётся неразрешимым. В анкете для материалов к своей биографии, заполненной в 1869 году, Лапченко утверждал, что женился 29 сентября 1839 года, причём ни он, ни Виттория Кальдони не меняли вероисповедания[29]. А. Гольд в своей диссертации, напротив, писала, что В. Кальдони перешла в православие[30]. Место их бракосочетания неизвестно, но, во всяком случае, не в Альбано, поскольку в приходских книгах этого города не осталось никаких записей[31]. Существует также версия, что они тайно поженились в Италии (например, в русской церкви при посольстве[32]), а затем узаконили отношения и в России, где не требовалось разрешения на брак между католиками и православными, а обряд, проведённый православным священником, имел определённый вес в практических делах[33].

В последние годы, проведённые в Риме, Лапченко познакомился со своим земляком Н. В. Гоголем. Р. Джулиани показала роль В. Кальдони в формировании образа Аннунциаты в одноимённой повести, переделанной позднее в роман «Рим»[34]. Впрочем, исходным импульсом было не личное общение, а портреты Виттории, выполненные немецкими художниками, прежде всего Францем Людвигом Кателем[de]. Несколько графических портретов были обнаружены в коллекции Эрмитажа в 1990-е годы. Они сохранились в альбоме В. А. Жуковского и могли быть им приобретены во время посещения Италии в 1833 или 1838—1839 годах[35].

Возвращение в Россию. Поздние годы

Купальщица. Холст, масло. 71 × 58 см. Государственная Третьяковская галерея. Начало 1830-х годов (?)

Весной 1839 года супруги Лапченко, судя по косвенным данным, находились уже в России. Художник переписал своё имущество на Витторию, считая это хорошим вложением капитала. Перед отъездом он купил виноградник, для чего взял деньги в долг у сестры Виттории — Клементины; распоряжаться итальянской недвижимостью и долгами он поручил Иванову и даже просил его писать в Россию только по-итальянски, чтобы Виттория могла понимать написанное без перевода[36]. Письма Иванова, по сути, основной источник, позволяющий построить связную картину жизни супругов Лапченко в России[37].

В 1841 (возможно, в 1843[38]) году родился их единственный сын Сергей. В 1841—1842 годах, Лапченко, находясь в сложном финансовом положении и страдая от болезни, подал прошение о присвоении звания академика живописи за картину «Сусанна, застигнутая старцами», которого был удостоен. Полотно было приобретено Академией художеств и помещено в музей Академии[39][40]. Материальное положение супругов Лапченко в 1840-х годах постепенно улучшилось, но это сопровождалось переездами с одного места службы на другое. А. Кестнер утверждал, что их странствия начались с Ревеля[41]. В издании каталога Русского музея утверждается, что Лапченко получил должность в деревне Мошны[42], а далее перебрался в Черкассы[1]. Судя по письмам Иванову, 10-летний сын — Сергей Лапченко — пошёл в гимназию в Киеве[43]. После кончины А. Иванова в 1858 году резко сокращается круг источников, доступных для изучения жизни Г. Лапченко и В. Кальдони. Глава семьи пытался заниматься живописью, но слабое зрение уже не позволяло справляться с техническим исполнением. В 1866 году, Лапченко из Мозыря отправил в Академию полотно «Воскресение Христово», намереваясь преподнести его императору. Совет Академии счёл это «неуместным». Картина с таким названием учтена в описи церковного имущества села Мошны 1925 года, дальнейшая её судьба неизвестна[44].

Одной из немногих сохранившихся картин Лапченко (и единственной, хранящейся в Третьяковской галерее) является «Купальщица». По мнению украинских искусствоведов Я. П. Затенацкого и В. В. Рубана, она была написана в 1840-е годы после возвращения, когда он поселился в Малороссии. По мнению авторов каталога собрания Государственной Третьяковской галереи, более вероятно отнести эту работу к итальянскому периоду, учитывая проблемы художника со зрением. Картина демонстрирует высокий уровень технического исполнения и искусство работы с обнажённой моделью. Во всех изданных каталогах картина не была датирована. П. М. Третьяков приобрёл её в 1876 году у А. Беггрова в Петербурге[1].

В 1868 году супруги переехали в Динабург, где их сын преподавал в местной гимназии. В 1871—1872 годах он занимал должность сверхштатного преподавателя Николаевской Царскосельской гимназии[45]. С этого времени в материальном плане супруги всецело зависели от Сергея Григорьевича и его переездов; ещё в 1866 году у него родился сын Платон — внук Григория и Виттории Лапченко. С 1871 года семейство Лапченко перебралось в Петербург; Григорий Игнатьевич хлопотал о присвоении ему пенсиона в 75 рублей ввиду крайней нужды[46]. В конце жизни Лапченко получил классное звание, которое приравнивало его к чину IX класса[47]. Он скончался 28 марта 1876 года, и был похоронен на Преображенском кладбище[48].

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 Каталог ГТГ, т. 3, 2005, с. 209.
  2. Ракова, 1979, с. 103.
  3. 1 2 Ракова, 1979, с. 231.
  4. Джулиани, 2012, с. 47.
  5. Каталог ГРМ, т. 3, 2007, с. 52.
  6. Джулиани, 2012, с. 47—48.
  7. Джулиани, 2012, с. 59, 71, 94.
  8. Джулиани, 2012, с. 94.
  9. Джулиани, 2012, с. 90.
  10. Джулиани, 2012, с. 107, 147.
  11. Джулиани, 2012, с. 48.
  12. Джулиани, 2012, с. 50.
  13. Джулиани, 2012, с. 51.
  14. Джулиани, 2012, с. 56.
  15. Джулиани, 2012, с. 56—57.
  16. Джулиани, 2012, с. 57.
  17. Яковлева, 2005, с. 183.
  18. Джулиани, 2012, с. 58.
  19. Ракова, 1979, с. 101—102.
  20. Яковлева, 2005, с. 186.
  21. Джулиани, 2012, с. 59.
  22. 1 2 Джулиани, 2012, с. 61.
  23. Джулиани, 2012, с. 62.
  24. Джулиани, 2012, с. 70.
  25. Джулиани, 2012, с. 75.
  26. Джулиани, 2012, с. 76.
  27. Ракова, 1979, с. 232.
  28. Джулиани, 2012, с. 91.
  29. Джулиани, 2012, с. 92.
  30. Gold, 2009, s. 158.
  31. Gold, 2009, s. 180.
  32. Джулиани, 2012, с. 99.
  33. Джулиани, 2012, с. 95.
  34. Джулиани, 2012, с. 77—87.
  35. Джулиани, 2012, с. 88.
  36. Джулиани, 2012, с. 92—93.
  37. Джулиани, 2012, с. 102.
  38. Джулиани, 2012, с. 164.
  39. Джулиани, 2012, с. 105.
  40. Сборник материалов для истории Императорской С.-Петербургской Академии Художеств за сто лет ея существования: : ко дню празднования юбилея Академии / Ред. и примеч. П. Н. Петрова. — Комиссионер Имп. Академии художеств Гогенфельден и Ко. — СПб., 1865. — Т. 2. — С. 439. — 464 с.
  41. Джулиани, 2012, с. 147.
  42. Джулиани, 2012, с. 152.
  43. Джулиани, 2012, с. 150.
  44. Джулиани, 2012, с. 155.
  45. История Царского Села в лицах. Энциклопедия Царского Села. Проверено 13 февраля 2016.
  46. Джулиани, 2012, с. 160.
  47. Джулиани, 2012, с. 161.
  48. Запись в метрической книге «Владимирской церкви в придворных слободах». Проверено 13 апреля 2017.

Литература

Ссылки

Что такое Wiki.sc Вики является главным информационным ресурсом в интернете. Она открыта для любого пользователя. Вики это библиотека, которая является общественной и многоязычной.

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License.

Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. WIKI.SC является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).

E-mail: admin@wiki.sc